Прислать новость Магазин

Немецкая пресса битву под Прохоровкой записала в победы вермахта

Одна из самых влиятельных немецких газет «Вельт» опубликовала материал, в котором авторы уверяют, что под Прохоровкой немцы потеряли всего три танка, а сражение проиграла Красная армия

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

3

Читать все комментарии

1171

Про 75-летие Курской битвы помнили не только в России, но и в Германии. И так же, как и у нас, к памятной дате в немецкой прессе вышла целая серия материалов, посвящённых операции под Курском. Один из них — в ежедневной газете «Вельт» (нем. Die Welt). Это не жёлтое издание, которое собирает сплетни и псевдонаучные теории, «Вельт» считается газетой бизнес-элиты, тираж у неё огромный — 170,5 тысячи экземпляров, её аудитория оценивается почти в 700 тысяч человек ежедневно, она продаётся в 130 странах мира.



16 июля в «Вельте» вышел материал, в котором автор ничтоже сумняшеся рисует картину сокрушительной победы немцев под Прохоровкой (да, мы ничего не перепутали), правда, не упоминая, что после такого триумфа почему-то немцам пришлось только отступать. Вот так переписывается история Второй мировой войны. Мы попросили белгородского историка прокомментировать немецкую версию.

«Когда сталинские генералы уничтожили почти 400 Т-34»*

Йоханн Альтхауз, «Вельт»
*полный перевод статьи опубликован на портале ИноСми

«На Востоке действительно бушует война, — продиктовал Йозеф Геббельс в ночь с 12 на 13 июля 1943 года своему секретарю. — Здесь разворачивается материальная битва невообразимого масштаба». Так министр пропаганды отреагировал на бои под Курском, которые, действительно, были масштабными, но в ходе последующих десятилетий становились всё масштабнее и масштабнее.

Потом говорили о «лебединой песне» немецких танковых войск, о «поистине титанической дуэли двух стальных армад». Считалось, что 1 500 танков — половина советских и почти половина немецких бронированных машин — сошлись в битве на площади в половину квадратного километра. Якобы было уничтожено 400 немецких танков.

Но военный историк и бывший полковник бундесвера Карл-Хайнц Фризер (Karl-Heinz Frieser) ещё в 2007 году назвал подобные оценки как минимум сильно преувеличенными. По его мнению, офицеры Красной Армии неверно излагали события танкового сражения под Прохоровкой прежде всего из желания оправдаться перед Сталиным. Так, участвовавший в боях II танковый корпус СС вряд ли мог потерять в тот понедельник 400 танков, потому что за всю битву под Курском его потери составили лишь 33 полностью уничтоженных машин.

Что же произошло в действительности 12 июля 1943 года под Прохоровкой?

Василевский и Ротмистров, непосредственно командующий войсками на этом участке, совершили сразу несколько ошибок. Они не знали (или не придали должного внимания) тому факту, что в центре предусмотренного для наступления их танков отрезка фронта проходит замаскированный противотанковый ров.

Ротмистров приказал командирам своих танковых частей на полном ходу сближаться с противником, чтобы как можно скорее сократить расстояние, на котором танки могли быть поражены. Только с расстояния от 400 и менее метров у советских Т-34 был шанс поразить «Тигр» хотя бы сбоку.

Первые Т-34 свалились при этом в замаскированный противотанковый ров. Следовавшие за ними машины попытались на полном ходу «перепрыгнуть» препятствие. Из этого ничего не получилось — ров был слишком широк. Оставшиеся Т-34 вскоре скопились перед единственным проходимым участком, где и были разбиты войсками СС.

Таким образом, две советские танковые бригады 12 июля 1943 были разгромлены. От 207 до 235 гусеничных машин из общего числа в 514 были полностью разбиты, ещё приблизительно 150 нуждались в серьёзном ремонте  — числа противоречивые. Немецкая сторона потеряла, по официальным сообщениям, в результате воздействия противника три танка.

«В статье очень много нестыковок»

Юрий Конов, директор «Государственного архива новейшей истории Белгородской области»

В статье Йоханна Альтхауса главный упор делается на потерях Красной армии. Единственное, что не вызывает вопросов в изложении хода боевых действии, - это наличие противотанкового рва и той роли, которую он сыграл при наступлении 5-й гвардейской танковой армии. А в остальном у немецких историков очень много нестыковок.

На сегодняшний день вопросы о соотношении сил, потерях и результатах боя именно 12 июля не имеет однозначной оценки ни в отечественной, ни в западной историографии. По немецким документам, в безвозвратные потери включались только те танки, которые оказались на территории, занятой противником или требовали капитального ремонта на заводах и, соответственно, отправки в Германию. Такие машины, как правило, списывались с учёта частей.

Подбитые в боях и ремонтирующиеся в части танки числились как требующие краткосрочного или долгосрочного ремонта, при этом боевые и технические повреждения не разделялись. Кроме того, танки могли переходить из одной категории в другую — например, сегодня машина требует ремонта, а через несколько дней её списывают как безвозвратно потерянную. В результате такого «вольного» отношения представляется довольно сложным определить реальные боевые потери немецких танковых частей за каждый день.

Справка:

Курской дугой назывался выступ на линии фронта шириной около 200 км и глубиной до 150 км, который образовался по итогам зимней кампании 1942 - 1943 годов.

Что касается танковых подразделений Красной армии, то для точного определения потерь необходимо знать, сколько боевых машин было по штату, сколько было в реальности и сколько из них неучтённых. Задача почти невыполнимая, т. к. к началу 1943 года существовало семь разных штатов танковых бригад (не считая различных вариантов штатов танковых батальонов), насчитывающих 27, 40, 44, 46, 49, 48, 53 или 65 танка разных типов.

Кроме танковых бригад неравномерным было распределение боевых машин и по корпусам. Как результат, в ходе Курской битвы танковые бригады зачастую были укомплектованы по разным штатам различными типами танков. Зачастую было и так, что временно придаваемые танковым армиям части и соединения, имели отличную от армейской штатную численность бронемашин.

С января 1943 года штат танковых бригад в танковых корпусах стали приводить к 53 единицам бронемашин. Остальные должны были передаваться в резерв корпуса, составлявший до 40 бронемашин. Документов о том, как использовался данный резерв, на укомплектование каких бригад направлялись танки, фактически нет. Это не даёт возможности оценить реальное количество танков, участвовавших в бою и количество потерь.

В публикации немецкого издания неточно представлены и силы Красной Армии. На Прохоровском поле с нашей стороны воевали не две танковые бригады и стрелковая дивизия, а 6 танковых бригад двух танковых корпусов 5-й гвардейской танковой армии и стрелковые соединения 5-й гвардейской армии.

Большое количество потерь в танках с нашей стороны связано с тем, что наши части вернулись на исходные рубежи и поле боя осталось за противником. Немцы же подорвали все машины, которые не были эвакуированы нашими ремонтными подразделениями.

В целом же можно сказать, что стратегических целей 12 июля не удалось добиться ни одной из сторон: немцам не удалось захватить Прохоровку, прорвать оборону советских войск и выйти на оперативный простор, а нашим войскам не удалось окружить группировку противника.

СЕГОДНЯ

ВЧЕРА