Прислать новость Магазин

10 дней после мундиаля: воспоминания нефанатки о футбольном Питере

Корреспондент «Житья», которая никогда не была поклонницей футбола, оказалась в Санкт-Петербурге в разгар чемпионата мира

Добавить в закладки

Удалить из закладок

Войдите, чтобы добавить в закладки

0

Читать все комментарии

946

В Питер, где проходили последние дни чемпионата мира по футболу, я ехала не как болельщик, а как туристка. Меня отговаривали — съезди в другое время, в городе сумасшедшие фанаты, которые дерутся и громят всё на своём пути, да и цены из-за чемпионата будут дикие. Ещё меня пугали пробками на дорогах и давкой в метро, мошенниками и полицией, которая останавливает и задерживает по любому поводу. Но на деле эта поездка открыла мне много нового и изменила мнение о футболе и о людях.

Иностранцы правда ничего не знают про Россию

Первым моим открытием было то, что у иностранных болельщиков в России ломались стереотипы о стране, в которой живут агрессивные русские.
Болельщиков я встретила уже в поезде Белгород — Санкт-Петербург. В Москве в наш вагон сели бразильцы, которые приехали в Россию 1 июля на 1/8 финала и ездили по городам чемпионата.

— Я в Россию 17 часов на самолёте летел. Чтобы попасть на мундиаль, два года деньги копил, — рассказал мне бразилец Джозеф, 27-летний автомеханик. — Глупо добираться через полмира и побыть здесь всего пару дней. Родные меня отговаривали: говорили, что в России снег идёт даже летом, здесь ненавидят иностранцев, избивают темнокожих. Но как же не ехать, когда играет наша сборная! А всё оказалось не так. Люди у вас приветливые и отзывчивые. Тепло, чисто на улицах, девушки красивые. Русские весёлые, наряжаются на матч, как на карнавал, и готовы помочь. Например, я спросил в Казани у прохожих, как вызвать такси. Так они сами мне такси вызвали. Честно, меня это удивило. А на рынке продавцы угостили нас абрикосами и сфотографировались с нами.


В хостеле, куда я заселилась, жил англичанин Пол, риэлтор. По его словам, он не ожидал, что в России так тепло летом, и сказал, что перед матчем собирается на пляж позагорать. Ещё его удивило, что русские знают английский, на котором в Санкт-Петербурге говорят даже продавцы и официанты, а в метро люди читают книги.

На мой взгляд, больше всего Россия понравилась китайцам. С россиянами китайские болельщики фотографировались чаще, чем с другими фанатами. Например, со мной сделали селфи не меньше 10 китайцев. Кстати, многие китайские болельщики, как и наши, носили на голове кокошники.

Здоровались со мной на улице и бельгийцы, жали руку. А когда фотографировались со мной, надели на меня свою шапку — мол, мы в одной команде.


Хорошая организация нейтрализует хулиганов

Президент ФИФА Джанни Инфантино назвал чемпионат мира-2018 лучшим в истории. Я на других чемпионатах не была и не знаю, насколько он прав, но могу сказать одно: организация была на высоком уровне, и она разрушила все мои опасения по поводу драк и давки в транспорте.

За пять дней в Питере я не увидела стычек между фанатами. Вопреки ожиданиям не было и столпотворения в метро даже в часы пик. Во многом это удалось благодаря строгим правилам посещения матчей и паспортам болельщика, которые применялись на чемпионате мира по футболу впервые и пресекали доступ на игру неадекватным фанатам.



Паспорт болельщика давал право бесплатного проезда в метро к стадиону, при этом фанатов пропускали через отдельные турникеты, и они не мешали другим пассажирам заходить в подземку. Составы в метро приезжали чуть ли не каждые пару минут.

Также удивило, что от арены «Санкт-Петербург», которая располагается на Крестовском острове — конечной станции метро, я добралась в город легко и быстро, хотя на арену пришли почти 65 тысяч болельщиков.

Путь занял меньше часа — и это при том, что до метро нужно идти минут 20 и ещё 20 ехать в подземке. На стадионе дежурил ОМОН, по пути от арены к метро, а также в каждом вагоне были полицейские.


У арены я не заметила перекупщиков билетов — с этим было всё очень строго. При входе проверялось, совпадают ли ID, указанный в паспорте болельщика, и данные на билете. Так что пройти на матч по чужому билету было нельзя. С одной стороны, это защищало от спекулянтов. А с другой, лишало возможности тех, кто не успел приобрести билет, посмотреть игру.

Те, у кого не было билетов, могли смотреть трансляцию матчей в фанзоне, которая располагалась на Конюшенной площади рядом с храмом Спас на Крови и вмещала 15 000 болельщиков. В фанзоне был огромный экран и фудкорт, где можно было поесть и выпить. Вход туда был бесплатный, но всех посетителей тщательно проверяли: сумки просвечивали рентгеном, а прошедших через металлоискатель ещё и ощупывали.

Дешёвое жилье было даже в центре Питера

Что не понравилось на ЧМ-2018, так это цены. В фанзоне они были рассчитаны на иностранцев. Початок варёной кукурузы там стоил 150 рублей, стакан попкорна — 200, хот-дог — 200 рублей, бургер — 400, 0,5 литра воды — 100 рублей. Пиво — 200 — 300 рублей за 0,4 литра, и оно было только разливное.

В фанзоне также располагался официальный магазин футбольной атрибутики с футболками, шапками, мячами и сувенирами с символикой мундиаля по цене от 1 500 до 10 000 рублей. Что-то подешевле можно было найти в городе, но я ничего так и не купила. Например, силиконовые браслеты на руку на Невском проспекте стоили 80 рублей и выше. А в Белгороде точно такие  29 рублей.

В остальном всё было доступно для бюджетного туриста. Правда, ж/д билеты и хостел я покупала за 2 месяца до поездки. Плацкарт до Питера стоил 2 600 рублей. Место в хостеле — 1 100 рублей в сутки, при том что я жила в двухместной комнате в 20 минутах ходьбы от Эрмитажа. Что касается питания — в Питере есть сеть столовых, где можно плотно поесть (3 блюда) за 150 — 200 рублей. Заведения эти посещают даже иностранцы.

Праздник — отдельно, пенсионная реформа — отдельно

Болельщицей до чемпионата мира я не была. Но там я футболом заинтересовалась и каждый день смотрела трансляции. До сих пор не могу забыть, как бельгийский защитник не пустил мяч в ворота на игре с Англией. Когда возвращалась в Белгород, в поезде мы с попутчиками смотрели финал через гаджеты, пока связь была. Самое забавное, что, когда я делала селфи с французом (это был первый болельщик, с которым я сфотографировалась на ЧМ), я ему сказала: «Франция — чемпион!» А потом меня на улице приняли за французскую болельщицу из-за моей шапки с бубенчиками из «Фикс-прайса» (совершенно случайно взяла именно с вертикальным триколором, потому что другие цвета уже разобрали). В итоге я решила, что это судьба, и в поезде болела за французов. Они и выиграли!


После возвращения в Белгород меня спросили: неужели оно стоило того? Пенсионный возраст подняли, чемпионат мы не выиграли — чему тут радоваться?
Но пенсионную реформу проводят не спортсмены и болельщики. У спорта другая функция — сближать людей, и это удалось. Что касается проигрыша нашей сборной — то тут я тоже возражу: чемпионат мы выиграли, но только по-другому — сотни тысяч людей, побывавших у нас, изменили мнение о нашей стране и её жителях, прониклись к ним симпатией и наверняка приедут ещё. А это уже победа.

Фото Светланы СОЛОДОВНИКОВОЙ

Автор:

Светлана СОЛОДОВНИКОВА