«Сегодня в России мы имеем самодержавие в полном объёме»

Писатель и журналист Александр Лапин о том, куда сегодня идёт страна и куда идут русские

14.05.2021 12:45
1

Читать все комментарии

300

В этом году исполнится 30 лет с момента распада Советского Союза на 15 государств. В девяностые главной задачей для многих россиян было выжить. Поэтому мы не очень задумывались над последствиями этого тектонического сдвига и о том, что ждёт нашу страну и народ дальше. Писатель и журналист Александр Лапин был одним из первых, кто в начале нулевых начал задаваться вопросом о том, что же происходит с русскими как с нацией и куда идёт наш народ по дороге истории в цикле материалов «Русский вопрос» и в одноимённой телепередаче.

Сейчас журналист занимается в основном литературным трудом. Однако многие наши читатели хотели бы услышать от Александра Лапина, так появился ли ответ на тот самый русский вопрос или нет.

— Александр Алексеевич, что хорошего, на ваш взгляд, случилось в нашей жизни за прошедшие годы?

— До 2014 года мы были одной ногой в либерализме, другой — в патриотизме. И нас буквально развозило в разные стороны. Народ, надо сказать, был более консервативен и к либеральной позиции всегда относился насторожённо. В то же время в стране были определённые национальные перекосы, когда коренной этнос — русский — находился в положении обиженного. Думаю, что за последние годы мы всё же приобрели вектор движения. И он связан с нашими традиционными ценностями.

— В своих статьях вы обращали внимание на то, что в 1991 году все бывшие союзные республики вернулись к той форме правления, которая была у них до 1917 года. Прибалтийские страны стали буржуазными государствами, многие восточные страны — деспотиями. А в России после колебаний девяностых начался возврат к самодержавной форме правления, существовавшей до 1917 года. Сейчас, на ваш взгляд, этот процесс продолжается?

— Конечно. Но эта форма правления существовала не только до 1917 года, но и в СССР. Например, при Сталине. На сегодня мы имеем её в полном объёме. Причём не только на словах. Это не Лапину захотелось, и он назвал ныне существующий строй самодержавным. По Конституции полномочия президента настолько велики, что он является самодержавным правителем России. А поправки в Конституцию, как вы помните, дали нынешнему президенту возможность продолжать управлять страной очень долго.

Но лично я отношусь к этому спокойно и объективно. Ведь анализировал ситуацию на протяжении многих лет. Если помните, в своё время был сторонником демократического развития страны — перехода от невнятного либерально-консервативного правления к демократии. Говорил и писал, что мы живём при феодальном строе, что он тормозит наше развитие. Думал, что нам предстоит буржуазная революция. Но сейчас, спустя 30 лет после распада Советского Союза, понимаю: России нужна именно такая форма правления, как самодержавие. По-другому управляться наша страна не может.

— Почему?

— Главная причина в том, что наша страна — империя. Империя, в которой живут народы, находящиеся на разных этапах развития. Это не хорошо и не плохо. Вот, например, Москва — современный мегаполис мирового уровня. Он живёт в парадигме XXI века. Люди здесь атомизированы и существуют сами по себе. Но возьмите Чеченскую Республику, Дагестан, Кабардино-Балкарию, откуда я родом. Там и сейчас те порядки и те кланы, которые существовали веками.

Вторая причина в том, что ленинская национальная политика создала такую ситуацию, когда на территории страны появились национальные автономии, по сути, государства в государстве. Соответственно, при малейшем сотрясении произойдёт то, что происходило в СССР: поднимутся национальные элиты, начнётся процесс распада. Если наступит безбрежная демократия, мы же не сможем прогнозировать, что в той же Чечне на смену Рамзану Кадырову не придёт радикальный исламист?

— Да, в 1992 году федеральный центр едва-едва уговорил национальные республики подписать федеративный договор…

— Соответственно, дилемма проста. Либо мы сейчас сохраняем страну как империю, голосуем за жёсткую вертикаль власти и таким образом за безопасность, либо мы идём к демократии и всё рассыпается. При этом пострадают все.

— Форма управления — это же ещё не всё. В ней можно чередовать разные приёмы и методы, по-разному выстраивать отношения с гражданами и бизнесом. Вот как раз про бизнес и хотелось бы поговорить. Вы в 2012 году разделили всех бизнесменов на вотчинников — тех, кому достались природные ресурсы или советские предприятия, — и тех, кто самостоятельно строил дело. На ваш взгляд, в каком положении сейчас находятся такие самостоятельные бизнесмены?

— Правда в том, что мы все живём за счёт природной ренты — продажи нефти, газа, металлов и других богатств. Это даёт возможность нашей стране наполнять бюджет. А бюджет даёт возможность существовать и вотчинникам, и предпринимателям. Девяностые годы — это период, когда сырьевая промышленность была захвачена олигархами. Они не платили никаких налогов, выводили деньги на Запад. В этой ситуации государство было бедным, а олигархи — богатыми. Заслуга Путина в том, что он одних посадил, а других заставил платить налоги. За счёт этого мы и живём. Кормильцем для всех является государство. Бизнес не может существовать, если нет платёжеспособного спроса. Этот спрос сегодня низкий, но он есть. Только за счёт государственных вливаний.

Второй момент, который для меня важен. Я знаю многих предпринимателей, которых государство сейчас поддержало. Впервые в истории современной России мы увидели реальную поддержку. Мне кажется, есть определённые сдвиги в сознании самого президента. Несколько лет назад он где-то высказывался о бизнесе. И мне было неприятно слышать слово «спекулянты». Ведь оно чисто советское. А на самом деле даже продажа и перепродажа — это такой же труд. Сейчас в его сознании, по-моему, произошёл перелом.

Экономику невозможно отвязать от политики. А в политике, как мне кажется, начался процесс смены элит. Он идёт, быть может, не так хорошо, как нам хотелось бы, но идёт. Причём и на уровне губернаторского корпуса. В основном, конечно, приходят к власти назначенцы. Но сказать, что, если бы мы всех избирали, было бы хорошо, не могу. За примером далеко ходить не надо. Сколько президентов сменилось на Украине? И что, украинцам хорошо? Когда смотрю на президента США, вижу перед собой то ли Черненко, то ли Леонида Ильича... В этом плане демократия вызывает у меня разочарование.

— С каким настроением вы смотрите в будущее страны?

— Апокалиптических прогнозов я бы делать не стал. Сейчас мы, можно сказать, выстроились. Понимаем, что хотим поддерживать собственные интересы и идентичность. Если наши противники нас ругают и поносят с утра до вечера, значит, мы идём более-менее верным курсом.

Ведь если говорить о глобальных вещах, то западная цивилизация развивается под масонским лозунгом свободы, равенства и братства, который стал девизом Великой французской революции.

США были и основаны как масонское государство. Конституция написана масонами, столица построена в основном по масонским правилам. Соответственно, влияние этой организации гигантское. Сейчас они пытаются активно продвигать свою повестку дня и идеологию по всему миру.

Но попробуйте вы с этими лозунгами прийти в Афганистан или Китай — к тем цивилизациям, которые имеют своё представление о том, как надо жить, как выстраивать отношения между государством и людьми. Начнётся борьба идеологий. Это главная причина того, что сейчас между нами и европейцами искрит. А всё остальное — якобы взорванные склады в Чехии и другое — это вторично.

— То есть то, что мы расходимся с Западом, — это неплохо?

— Это объективно. Мы не можем принять такую идеологию.

Вот, например, только наши органы опеки закончили под видом усыновления иностранцами торговать нашими детьми, как нам предлагали ювенальную юстицию. Представляете, к чему она могла привести? Думаю, к страшной коррупции. Кому бы грозили изъятием ребёнка? В первую очередь благополучным семьям, от которых можно получить взятку. Вряд ли кто-то пошёл бы изымать детей у цыган. Так что хорошо, что мы от этой навязываемой Западом идеи отказались.

В целом, на мой взгляд, человек в силу кармы рождается в определённой стране, в определённой семье, со своими наработанными качествами. Навязывание чужой идеологии — это, по сути, попытка насильно создать человеку другую судьбу. Какое эти «навязыватели» имеют право решать то, что решено не ими?

— Вы в своё время говорили, что, чем быть второсортными европейцами, россиянам лучше стать полноценными евразийцами. Что же сейчас происходит у нас в отношениях с соседями?

— Если совсем просто, наши соседи самоидентифицируются, многие строят национальные государства. Казахстан строит государство для казахов. Беларусь остаётся осколком советской империи со всеми присущими ей достоинствами и недостатками. К достоинствам можно отнести стабильность. А главный недостаток в том, что эта стабильность достигается за наш счёт…

— А Узбекистан, Таджикистан?

— Давно говорил и повторю: да, это деспотии восточного образца. И они будут существовать как деспотии. Мир развивается по законам целесообразности. В нём не происходит ничего неожиданного. И мы не сможем это поменять.

— То есть ближе друг к другу мы с соседями уже не станем?

— Как государства нет. А как люди — да. Например, за счёт возвращения русских на Родину.

Я рад, что власть осознала важность сохранения населения. Но возникает вопрос: а как нам сохранить народ?

Опыт показывает, что меры материального стимулирования, увы, не увеличивают рождаемость. Сколько бы денег государство ни давало, количество детей не увеличивается. Люди рожают второго ребёнка не для того, чтобы получить материнский капитал. Причём у нас на Кавказе процесс депопуляции идёт уже быстрее, чем в других регионах. Это покажется странным, но посмотрите. Ещё недавно там в среднестатистической семье было шесть детей, теперь двое.

Это закономерность. Законы мироздания сокращают численность людей. Для России это, безусловно, плохо, мы гигантская страна. И мы должны пополнять наше население. В первую очередь за счёт русских, которые живут за границей. Мы не можем вернуть территории, но людей можем вернуть. Поэтому всячески приветствую, например, то, что в Донбассе начали выдавать российские паспорта.

Теперь о мигрантах других национальностей… Мы без них уже не можем. У фермера некому собирать картошку, на строительстве не хватает людей. Так что они продолжат к нам приезжать. Вопрос в том, сможем мы ассимилировать их или они, как на Западе, создадут анклавы. Это должно регулироваться как минимум на уровне государственной программы.

— Есть ли что-то такое, что сегодня не сделали для сохранения русского народа?

— Давайте отвечу просто. Потому что начинать нужно с простого. Протяните газ к отдалённым деревням и проведите к ним дороги. И увидите — в них возродится жизнь.

От редакции. 14 мая Александр Лапин отмечает 69-летие. Редакция газеты «МОЁ!» и портала «МОЁ! Online» желает Александру Алексеевичу крепкого здоровья и новых творческих свершений!

Справка «Ё!»

Александр ЛАПИН — лауреат премии Правительства РФ, Большой литературной премии России, Международной премии им. В. Пикуля, член Союза писателей России.

Самое читаемое